Будем жить по-новому? Важные изменения в российском Гражданском Кодексе.

Юридическая поддержка бизнеса+7 (495) 532-89-61, +7 (916) 440-24-51

Будем жить по-новому? Важные изменения в российском Гражданском Кодексе.

27.05.2015


К летним каникулам законодатель загодя приготовил несколько важных нововведений в российское гражданское законодательство. Эти изменения вступят в силу 1 июня 2015 года. Какие же изменения нас ждут? На самом деле, в этих изменениях несложно разобраться. Их можно легко классифицировать исходя из той цели, которая преследуется законодателем.

 

Не обманывайте контрагента!

Законодатель озаботился уточнением того, что следует понимать под добросовестным поведением хозяйствующего субъекта.

Статья 307 ГК РФ (понятие обязательства) дополнена фразой о том, что при установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию.

Введение этой нормы, безусловно, окажет большое влияние на судебную практику, так как теперь ответчику в судебных делах будет проще обосновать злоупотребление правом со стороны истца (ст. 10 ГК РФ), что может повлечь отказ во взыскании штрафных санкций по договору или даже отказ в иске. Для этого ответчику (например, если он являлся исполнителем по договору оказания услуг или подряда) надо будет доказать, что в ходе исполнения договора истец не способствовал достижению ответчиком поставленных целей, в том числе, не предоставляя необходимую информацию.

В качестве средства борьбы с должниками - любителями судебной волокиты новая редакция Гражданского Кодекса обзавелась статьей 431.1. «Недействительность договора», согласно которой сторона, принявшая от контрагента исполнение по договору, связанному с предпринимательской деятельностью, и при этом не исполнившая в полном объеме свои обязательства, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев, предусмотренных статьями 173 ГК РФ (недействительности сделки юридического лица, совершенного в противоречие с целями его деятельности), 178 ГК РФ (недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения) и 179 ГК РФ (недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств). Учитывая все возрастающие сроки рассмотрения дел в арбитражных судах, следует признать, что данная норма окажется «манной небесной» для многих кредиторов.

Еще одним средством борьбы с недобросовестными участниками гражданского оборота законодатель видит возможность наказания для лиц, вводящих в заблуждение своих контрагентов еще на стадии заключения договора. Статья 431.2. ГК РФ «Заверения об обстоятельствах» предусматривает, что сторона, которая при заключении договора либо до или после его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочиям на его заключение и т.д.) будет обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью таких заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку. Раньше такие лица рисковали лишь возможным оспариванием сделки со стороны обманутого контрагента. Теперь все изменится: признание в последующем договора незаключенным или недействительным само по себе не препятствует взысканию с них убытков (неустойки). Скорее всего, эта статья начнет широко использоваться в исках по результатам торгов, проведенных госзаказчиками, при недобросовестности компании-победителя. Также можно быть уверенным, что данные механизмы будут широко использоваться банками.

В развитие этой темы законодатель даже попытался узаконить обязанность участников гражданского оборота добросовестно вести себя в ходе переговорах о заключении сделки. Статья 434.1. ГК РФ «Переговоры о заключении договора» отныне предусматривает, что даже недобросовестное ведение переговоров о заключении сделки может служить основанием для взыскания убытков (!):

«… Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.

…Правила настоящей статьи применяются независимо от того, был ли заключен сторонами договор по результатам переговоров».

Еще одним вкладом в борьбу с недобросовестными участниками коммерческой деятельности следует признать уточненную редакцию статьи 328 ГК РФ «Встречное исполнение обязательств». Теперь кредитор по обязательству, условием которого являлось встречное исполнение сторонами обязательств по отношению друг к другу, не сможет обращаться в суд с иском к должнику, не предоставив доказательств исполнения своей части обязательств.

В статью 429 ГК РФ «Предварительный договор» внесено уточняющее положение о том, что в случае уклонения одной из сторон предварительного договора от заключения основного договора, срок исковой давности для обращения в суд с иском о принуждении к заключению договора составляет 6 месяцев с даты наступления обязанности по заключению договора.

 

Заключайте договоры с опцией «Выбор исполнителя»

В Гражданском Кодексе РФ появилось понятие «Альтернативное обязательство» (статья 308.1) под которым понимается обязательство, по которому должник обязан совершить одно из нескольких действий, выбор которого принадлежит должнику, если законом или договором право выбора не предоставлено кредитору. Альтернативное обязательство может содержаться в договоре, на который распространяется режим публичного договора. Например, договоры энергоснабжения (ст. 539 ГК РФ) могут содержать условия о том, что получатель электроэнергии вправе рассчитываться с поставщиком как деньгами, так и посредством встречных поставок продукции и оказанием услуг. При этом статья 320 ГК РФ уточняет, что в случаях, когда сторона по альтернативному обязательству, имеющая право выбора, не сделала выбор в пределах установленного для этого срока, право выбора способа исполнения переходит к другой стороне.

Также появилось понятие «факультативного обязательства» (статья 308.2 ГК РФ). Под ним понимается обязательство, по которому должнику предоставляется право заменить основное исполнение другим (факультативным) исполнением, предусмотренным условиями договора. При этом кредитор не может отказаться от принятия такого исполнения. Примером факультативного обязательства может служить случай завещательного отказа (ст. 1137 ГК РФ) – обязанность, возложенная завещателем на наследника в пользу какого-либо лица, когда наследник обязан передать другим лицу, указанному в завещании, определенный предмет либо (факультативное обязательство) возместить его стоимость в денежной форме.

 

Кредиторы могут договариваться, кому получать исполнение с должника

Законодатель уделил большое внимание совершенствование механизмов принуждения должника к надлежащему исполнению обязательств.

С этой целью, в частности, В ГК РФ введена статья «Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику» (ст. 309.1 ГК РФ). Согласно этой статье, в ситуациях, когда сразу несколько кредиторов взыскивают долги с ответчика, не являющегося банкротом, они могут заключить юридически обязывающее соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику. Таким соглашением может предусматриваться, в том числе, и разная очередность удовлетворения их требований и даже непропорциональность распределения имущества должника. Очевидно, данная статья принята в интересах крупных кредиторов, таких как банки и коллекторские агентства, с тем, чтобы они могли бы договориться кто их них получит приоритет по взысканию в отношении одного должника, взамен уступив приоритет взыскания по другому должнику.

Уже сейчас, представляя интересы наших клиентов-взыскателей, компания «Архитектура Права» заключает негласные соглашения с другими взыскателями (прежде всего, банками) с целью согласовать совместные действия кредиторов и избежать процедуры банкротства, невыгодной для взыскателей. Теперь такие соглашения получат правовое основание.

 

Больше гарантий для кредиторов!

Внесены важные изменения в регулирование обеспечения обязательств (глава 23 Гражданского Кодекса РФ).

Во-первых, если раньше недействительность основного обязательства автоматически влекла недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства, то теперь обеспечение будет действовать в отношении обязательства соответствующей стороны вернуть все полученное ранее по сделке, обеспечивая реституцию (п. 3 ст. 328 ГК РФ).

Во-вторых, законодатель ограничил право суда на снижение размера неустойки, которая причитается кредитору за нарушение должником своих обязательств (ст. 333 ГК РФ). Теперь прямо указывается, что уменьшение договорной неустойки, подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается только в тех случаях, когда будет прямо доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды. Учитывая сложность доказывания факта получения выгоды, представляется, что случаев снижения судами договорной неустойки станет гораздо меньше.

При этом важно отметить, что запрет не снижение неустойки судом не распространяется на должников - потребителей. Потребители не признаются лицами, ведущими предпринимательскую деятельность, а, следовательно, суд может и в дальнейшем проявлять гуманизм в случаях, когда должником является физическое лицо.

В-третьих, внесены изменения в определение поручительства (ст. 361 ГК РФ). Теперь в прямо указано, что поручительство возникает, как на основании договора поручителя с должником, так и в силу норм закона. В реальности, поручительство в силу закона имело место и ранее. В частности, статья 532 ГК РФ предусматривала, что при оплате покупателем товаров по договору поставки товаров для государственных или муниципальных нужд государственный или муниципальный заказчик признается поручителем по этому обязательству покупателя.

Теперь возможность поручительства в силу закона окончательно закреплено в общей части Гражданского Кодекса РФ.

Кроме того, предусмотрена возможность заключения «безлимитного» поручительства. Для поручительства, поручителем по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, допускается, чтобы поручительство обеспечивало любые существующие и будущие обязательства должника перед кредитором в пределах определенной суммы.

Законодатель также озаботился защитой прав поручителя с целью защитить его от недобросовестности должника. Теперь ст. 364 ГК РФ установила обязанность должника, извещенного поручителем о предъявленном требовании, сообщить поручителю обо всех имеющихся у него возражениях против этого требования и предоставить имеющиеся у него в подтверждение этих требований доказательства.

Однако в изменениях к Гражданскому кодексу найдется и пара горьких пилюль для потенциального поручителя.

Отныне ст. 367 ГК РФ «Прекращение поручительства» прямо указывает, что прекращение основного обязательства, обеспеченного поручительством, в случае ликвидации компании-должника не прекращает поручительства, если кредитор успел предъявить требования к поручителю ДО такой ликвидации.

В случаях, когда основное обязательство обеспечено поручительством только частично, частичное исполнение основного обязательства засчитывается в счет его необеспеченной части.

Законодатель также окончательно прояснил ситуацию с исчезновением должника. Смерть должника, реорганизация юридического лица-должника не прекращают поручительства. При этом, в случае предъявления кредитором к должнику требования о досрочном исполнении обязательства (в случае начале реорганизации должника) не сокращает срок действия поручительства.

В-четвертых, понятие банковской гарантии (ст. 368 ГК РФ) уступило место институту «независимой гарантии». Это означает, что на смену монополии кредитных и страховых учреждений на выдачу гарантий приходит право любой коммерческой организации выдать гарантии. Следует отметить, что новое определение гарантии предусматривает, что гарант (лицо, выдающее независимую гарантию) принимает на себя обязательство уплатить указанному им кредитору (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства.

Это очень важное изменение, которое уже в ближайшее время затронет большое количество российских компаний. Если раньше, при подготовке по заказу клиентов компании «Архитектура Права» крупных контрактов с отложенными расчетами (например, договоры на поставку оборудования) мы выбирали между банковской гарантией как надежным, но дорогостоящим механизмом, и поручительством акционеров, то теперь независимая гарантия акционеров (участников) организации-должника и аффилированных с ним лиц будет именно тем способом обеспечения обязательств, который мы будем рекомендовать нашим клиентам.

В чем же принципиальное различие между поручительством и независимой гарантией?

Законодатель в статье 370 ГК РФ значительно ограничил права гаранта по возражениям кредитору (бенефициару), установив, что гарант не вправе выдвигать против требования бенефициара возражения, вытекающие из основного обязательства (в то время, как поручитель может выдвигать кредитору любые возражения, которые могут быть у должника по основному обязательству). В своих возражениях против требования бенефициара об исполнении независимой гарантии гарант не вправе ссылаться на обстоятельства, прямо не указанные в гарантии. Проще говоря, гарант будет вынужден Вам заплатить, в то время как поручитель еще около года будет тянуть с выплатой, используя многочисленные процессуальные уловки.

Новая редакция статьи 375 ГК РФ устранила неопределенность в виде «разумного» срока, который ранее давался гаранту на выполнение требований бенефициара об оплате. Теперь все четко и понятно: Гарант должен рассмотреть требование бенефициара и приложенные к нему документы в течение пяти дней со дня получения требования и документов, и, если требование признано им надлежащим, произвести платеж. Условиями независимой гарантии может быть предусмотрен иной срок рассмотрения требования, не превышающий тридцати дней.

Статья 376 ГК РФ предусмотрело право гаранта на приостановку до семи дней платежа по гарантии в случае, если у него есть разумные основания подозревать недостоверность представленных документов или наличие факта исполнения основного обязательства должником (принципалом).

В-пятых, статья 381.1 ввела в Гражданский Кодекс РФ новый способ обеспечения обязательств – обеспечительный платеж. Под ним понимается обязанность должника обеспечить возможность возмещения убытков контрагенту либо оплаты обязательств по исполнению расчетного фьючерса (п. 2 статьи 1062 ГК РФ), путем внесения одной из сторон в пользу другой стороны определенной денежной суммы. Обеспечительным платежом может быть обеспечено обязательство, которое возникнет в будущем.

Следует признать, что механизм обеспечительного платежа уже широко применяется в деловом обороте, в частности, являясь повседневной практикой для договоров аренды, где арендатор при заключении договора вносит оговоренную сумму для обеспечения своих обязательств по оплате и возмещению возможных убытков владельца объекта недвижимости, а указанная сумма возвращается ему при истечении срока договора аренды. Но если до нововведений, при составлении договоров аренды клиентам «Архитектуры права» мы вынуждены при описании обеспечительного платежа использовать формулировку, что «данный платеж является иным способом обеспечения исполнения обязательств, предусмотренным п. 1 ст. 329 ГК РФ», теперь же данный способ обеспечения прямо отражен в Гражданском Кодексе.

Также обращаем Ваше внимание, что законодатель расширил перечень случаев, когда также обязательства должника могут исполняться третьим лицом (ст. 313 ГК РФ). Теперь кредитор обязан принять исполнение за должника от третьего лица, даже если должник не предоставлял третьему лицу такие полномочия, в случае, когда должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства.

Причем законодатель уточнил, что в этих случаях третье лицо вправе по своему усмотрению представлять исполнение не обязательно кредитору, а посредством внесения долга в депозит нотариуса или даже путем проведения зачета.

 

Призвать к ответу за убытки станет проще

Гражданский Кодекс РФ также пополнился статьей 391.1 ГК РФ, которая в значительной степени упрощает кредитору доказывания факта причиненных ему убытков.

Теперь, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой прежнего договора и ценой нового договора. Если же кредитор не смог заключить новый договор, взамен прекращенного, но может обосновать действующие цены на данный товар (услуги), то кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой по прежнему договору и текущей рыночной ценой.

Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор.

 

Международные санкции можно предусмотреть.

Статья 406.1 ГК РФ предлагает сторонам интересную возможность страховать убытки друг друга по договору по взаимному согласию. Стороны могут своим соглашением предусмотреть обязанность стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных обстоятельств, не связанных с нарушением обязательства его стороной (невозможность исполнения обязательства, предъявлением запретительных требований органами государственной власти и т.п.).

Здесь виден явный намек на международные санкции в отношении Российской Федерации и желание помочь иностранным контрагентам застраховать риски их возможных потерь. Причем, согласно данной статье суд не сможет уменьшить размер возмещения потерь, предусмотренных настоящей статьей, кроме случаев, когда будет доказан умысел пострадавшей стороны на увеличение размера потерь. Компания «Архитектура Права» будет рекомендовать использовать данный механизм при заключении сделок с иностранными поставщиками продукции и услуг, что снижает предпринимательские риски при введении международных санкций.

 

Зачет станет проще

Из статьи 411 ГК РФ «Случаи недопустимости зачета» исключен такой признак недопустимости зачета, как истечение срока исковой давности. Теперь зачет встречных требований возможен и в случае, если формально истек срок исковой давности по одному из них.

 

Потребителю станет легче защищать свои права

Из статьи 426 ГК РФ «Публичный договор» исключено условие о том, что участником договора в качестве продавца (поставщика услуг) должна являться коммерческая организация. Это давно назревшее изменение связано с все возрастающей ролью индивидуальных предпринимателей на рынке потребительских услуг. Теперь дискриминация физических лиц в данной норме исключена.

В статье 428 ГК РФ «Договор присоединения» внесено важное изменение. Данная норма и раньше позволяла присоединившейся стороне требовать признать расторжения или изменения такого договора, в случае, если его условия исключают ответственность другой стороны за нарушение обязательств или содержат иные, явно невыгодные для присоединившейся стороны условия.

Теперь же данная статья дополнена положением, что такое право есть и у стороны сделки, не являющейся договором присоединения, если в силу явного неравенства переговорных возможностей она была поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

 

Даёшь свободу договора!

Статья 429.1 ГК РФ добавила в Гражданский кодекс понятие «Рамочного договора». Теперь в Гражданском Кодексе официально закреплена давно сложившаяся практики, когда стороны заключают между собой договор без указания суммы договора и перечисления конкретных взаимных обязательств, устанавливая лишь общие параметры сотрудничества, а уточнение обязательств содержится в приложениях и даже отдельных договорах.

Еще одной важной вехой следует признать внедрения в Гражданский Кодекс понятия «опционного договора» (ст. 429.3. ГК РФ).

Понятие опциона, как права на выкуп акций (долей) коммерческих предприятий на определенных заранее условиях, известно российскому рынку ценных бумаг уже давно, однако недостаточное правовое регулирование данной сферы не раз приводило к разночтению в судебной практике. Впервые опционные схемы в России появились в 2005 году — опционы внедрило у себя ОАО «РАО ЕЭС» как механизм поощрения менеджмента компаний путем вовлечения их в управление акционерным обществом. В 2009 году понятие корпоративного договора появилось в законодательстве об обществах с ограниченной ответственностью.

По опционному договору одна сторона на условиях, предусмотренных договором, вправе потребовать в установленный срок от другой стороны совершения предусмотренных опционным договором действий (в том числе уплаты денежных средств, передачи или получения имущества). При этом если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается. Опционным договором может быть предусмотрено, что требование по опционному договору автоматически считается заявленным при наступлении определенных таким договором обстоятельств.

Законодатель также обратил внимание на сферу услуг, в которой широко распространились договоры абонентского обслуживания, по которым заказчик обязывался вносить регулярные платежи в обмен на право получения от исполнителя определенного или даже нелимитированного объема услуг. Также обычным делом стали бесконечные судебные споры, в которых заказчик пытался уклониться от погашения задолженности перед исполнителем по таким договорам, ссылаясь на фактическое непредставление (не выборку) соответствующего объема услуг.

Законодатель поставил жирную точку в данных спорах, установив в статье 429.4. ГК РФ, что в договоре с исполнением по требованию (абонентском договоре) абонент (заказчик) обязан вносить платежи по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором.

 

Расторжение договора – отдельная наука

Интересная норма появилась в статье 450 ГК РФ «Основания изменения и расторжения договора». Теперь многосторонний договор, исполнение которого связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, может содержать положение, что изменение или расторжение такого договора осуществляется по соглашению не всех, а лишь большинства сторон договора! Очевидно, что такие договоры должны предусматривать порядок определения такого большинства и голосования по данному вопросу. Согласно этой статье стороны такого договора вправе действовать по аналогии с участниками коммерческой организации, где все важные вопросы решаются большинством голосов участников.

Последнее из нововведений в ГК РФ, на которое бы мы хотели бы обратить внимание - статья 450.1. «Отказ от договора (исполнения договора) или от осуществления прав по договору». Наконец-то законодатель попытался осветить такой спорный вопрос, как порядок внесудебного одностороннего отказа стороны от исполнения договора, без признания сделки недействительной!

Подтверждено право стороны на односторонний отказа от договора и взыскания убытков, когда выявляется факт отсутствия у контрагента необходимой для исполнения договора лицензии (членства в саморегулируемой организации).

Очень важной представляется норма части 5 данной статьи, согласно которой в случаях, когда при наличии оснований для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора - последующий отказ по этим основаниям не допускается.

Анализ приведенных выше нововведений показывает, что большая часть изменений направлена на борьбу с недобросовестными участниками гражданского оборота.

Некоторые нововведения Гражданского Кодекса (ст. 393.1. «Возмещение убытков при прекращении договора», ст. 431.2. «Заверения об обстоятельствах», ст. 434.1. ГК РФ «Переговоры о заключении договора» и некоторые другие) и вовсе похожи на отчаянную попытку прервать многолетнюю привычку многих российских предпринимателей с легкостью игнорировать взятые на себя обязательства по сделкам.

 

Информационная служба ООО «Архитектура Права»